Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

oficial

Избиение экоактивистов в Прихоперье: фото, видео, документы

Как известно, 13 мая в Прихоперье были жестоко избиты экоактивисты, выступающие против добычи цветных металлов в Черноземье.
Они были участниками мирного эколагеря, расположенного на территории Еланского медно-никелевого месторождения, где Медногорский медно-серный комбинат, принадлежащий УГМК, в соответствии с договором аренды земли с целью производства сельскохозяйственной продукции, проводил геологоразведочные работы, нарушая сразу несколько статей Земельного кодекса.

Когда около 8-ми часов вечера к огороженной территории монтажной площадки ММСК подъехало три автомобиля с сотруддниками и руководством ЧОП "Патруль", активисты стояли около ворот.

Возникшая толкотня между сторонами превратилась в избиение экоактивистов вот с этого момента:
01-dushit
Сотрудник ЧОП "Патруль" хватает за шею Елену Драгунову и начинает душить. Ей на помощь спешит Игорь Житенев.
Collapse )
oficial

Кругом враги

Сегодня, будучи в Воронеже, зашел в местный правозащитный центр в гости. Там как раз оказалась делегация из трех милых девушек, занимающихся изучением социальных процессов в России. Конечно, их интересовали случаи давления на активистов, уголовные дела, доносы на тех, кто, грубо говоря, пытается как-то улучшить страну. Одна из Белоруссии, другая из Франции, третья из Петербурга.
Конечно, по такому поводу возле известного, в связи с обысками по делу Развозжаева-Удальцова, здания воронежского правозащитного центра, припарковались аж 2 машины с эшниками, подслеживающими за происходящим.
Разговор был обычный - я рассказывал, что люди борются на Хопре за то, чтобы на их землю не вломилась компания, которая нацелена по-быстрому выкопать недра и продать их за границу, получив прибыль в счет кипрских оффшоров, где зарегистрированы ее владельцы. Рассказывал про давление со стороны правоохранительных органов, про научную экспертизу, показавшую, мягко говоря, нецелесообразность добычи цветных металлов в аграрном регионе на лучших черноземах в России.
Мельком сказал, что эшники, небось уже исписали все жесткие диски нашей беседой. Девушки привычно удивились.
Вышли из здания - машина стоит перед самой дверью, разведка уткнулась в ноутбуки и изучает свежие файлы.
Невольно задним числом начинаешь анализировать - а не сказал что-нибудь лишнего, представлять - вот сейчас выйдет очередная статья, в которой тебя уличат в общении с "иностранцами".
Снова возникает это чувство - как было после обыска в феврале, что чужие люди вдруг оказываются вправе изучать твою личную жизнь, что вот сейчас они листают все смски за полгода, узнавая о тебе больше, чем твои друзья и родители. Не то, чтобы там была информация, которую неудобно публиковать. Просто, ну я бы не мог, например сосуществовать с человеком, который способен взять и перечитать всю мою почту, скажем. А тут как бы приходится.
И второе чувство - стыда и гордости одновременно - дескать - вот как у нас все жестко и напряженно. И дико. Настолько, что обычный человек, вроде меня оказывается в глазах правоохранителей каким-то экстремистом. И эти люди пытаются навязать свои взгляды всей России.
Это настолько действует, что я вот сейчас пишу и думаю - а не повредит ли движению "В защиту Хопра" упоминание, что я имел общение с иностранными правозащитниками? Такого и год назад не было.
Живя в глубинке, я вижу, что люди всерьез воспринимают некоторых оппозиционеров, как агентов какого-то Запада. Объяснить им, что "Запад" - это не один Госдеп, и даже Америка бывает разной не представляется возможным после усилий телевизора.
Чего добиваются управляющие этим телевизором? Чтобы людям было не с чем сравнивать? Властная паранойя с поиском (вернее с регулярным успешным нахождением) врагов снаружи и внутри помогает гражданам делить мир надвое и тупеть. В такой ситуации невозможно объяснить, а тем более сделать что-то сложное. Невозможно построить общество, где мы могли бы эффективно и творчески работать. Сделать так, чтобы в стране было что-то приносящее прибыль, кроме воровства выручки от наворованного у природы.
Снаружи нас воспринимают, как правовую помойку, где можно по-быстрому нарубить бабла, хоть и с некоторым риском. Какие на хер инвестиции? Это, как грабя банк, оформить в нем вклад.
Желание улучшить ситуацию в России в таком зазеркалье выдается за предательство ее интересов. А радостное подталкивание страны в гопнический ад - за патриотизм.
oficial

Поиски смысла с понятыми

Вчера в моем доме в Алферовке - в Новохоперском районе Воронежской области, доме, где родился мой отец, и где я провожу каждое лето, прошел обыск. Меня обыскали в качестве свидетеля. Такая вот правовая колизия. Свидетеля по уже известному делу якобы избиения генерального директора ООО "Воронежгеология" Юрия Копейкина, который решил, что в районе можно пробурить 150 скважин до полуторакилометров глубиной без оценки воздействия на окружающую среду. Но - про обыск...
D20I2443
Вот так, кстати, выглядит дом после следственных действий

Что тучи сгущаются и решил без адвоката туда не ходить. Но тут позвонил всего лишь участковый, попросив разъяснить какие-то детали по моему собственному заявлению о клевете. Когда я пришел к нему и он взял у меня объяснения, последовал звонок начальству и просьба мне "немного подождать". Через несколько минут явился капитан-дознователь из Воронежа и подполковник МВД оттуда же, и в вежливой форме предложили поехать в Алферовку на обыск, показав соответствующее постановление. До адвоката дозвониться не получилось и я только и успел, что написать в твиттер, перед тем, как капитан попросил достать симку из телефона и изъял его. Обыск проходил три с половиной часа, за которые, утомив двух бабок-понятых и перевернув все переворачиваемые вещи, полицейские нашли: травматический пистолет, зарегистрированный на меня и патроны, нунчаки, которые я как-то купил в спортивном магазине в Москве, полкилограмма семян газонной травы, 4 бобины от антикварного магнитофона и 2 пузырька сердечных таблеток, оставшихся от покойной бабушки. Ну и телефон, как уже сказал. Думаю, он и был основной целью - со всеми контактами, смс и прочими синхронизациями. Паралелльно, как позже выяснилось, обыск прошел у руководителя инициативной группы граждан Новохоперска против добычи никеля в регионе - Нелли Рудченко. Ее вообще продержали на морозе в одном платье полтора часа. При ее состоянии здоровья, сомневаюсь, что она завтра сможет вообще встать. Пока мы рассуждали с полицейскими о казачестве, коротая унылое копошение по вековым шифоньерам, это самое казачество подтянулось к дому, заглядывая в окна и сильно раздражая стражей порядка. С некоторых пор полицейские местных казаков называют бандформированием. Полицейских, кстати, понаехало из Воронежа, чтобы расследовать дело по нанесению легкого вреда здоровью Копейкина, человек 30. И 6-й отдел, и Центр Э, и просто дознаватели. У меня, как сказано, за обыском наблюдал подполковник МВД. Так вот - казаки и экоактивисты собрались у моего дома под недоброе выглядывания из-за крахмальных моей покойной бабушки штор милицейских глаз. И вот о чем все это? Наверное, о том, что здесь, благодаря абсолютно безответствнному решению власти - начать разработку цветных металлов в последнем нетронутом природном уголке Центральной России, месте с черноземами, способными сотни лет кормить страну... Вот именно - благодаря такому абсурдному намерению, люди вдруг самоорганизовались и решили, что им это не надо, и показали, что могут вполне успешно и законно себя защитить. Системе, которая сама так не может, сильно не нравится, что граждане на что-то оказываются способны без ее участия, и даже вопреки ее попыткам показать - кто здесь главный. Так было, например, в Крымске. Так, боюсь, еще будет везде. Система сама начинает нарушать закон, лишь бы доказать свой смысл. Когда смысла уже совсем не остается, идет в ход сила. Вот поэтому я очень серьезно отношусь к информации от одного казачьего атамана, который рассказал, что недавно давал объяснения в московской ФСБ, относительно показаний на меня, где я угрожаю конституционному строю и готовлю захват власти. Между прочим, получается, народ в Черноземье конституционному строю угрожает, добиваясь исполнения этой самой конституции, где в 9 статье говорится, что "Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории." Но, как позавчера сказала секретарь Новохоперского суда, принимая у инициативной группы жителей заявление на опротестование решения по запрету местного референдума о целесообразности добычи никеля в Черноземье: "Когда же отменят эту конституцию?! Как бы без нее легче было!" Вот и я думаю, что без нее намного легче принимать решения на "высшем уровне" выкапывать никель, 95% которого продается за границу, а доход идет мы представляем куда. И с населением было бы проще. И теперь гадаю во что могут превратиться изъятые у меня полкило семян газонной травы и 2 пузырька бабушкиных таблеток... И все-таки надеюсь, что смысла хоть чуть чуть да осталось.
oficial

Мне назначают уголовное дело

Долго думал - писать о глупой попытке завести на меня уголовное дело или не писать. Друзья убедили, что сказать надо.
Итак, по официальной версии, Московский Фонд социального страхования провел внеочередную проверку авиакомпании "Москва", в которой я работал в 2009 году. И нашел в моем деле больничный, который, судя по их заключению, оказался поддельным. Сразу скажу - его я получил в платной клинике, куда обратился в течение болезни, и честно - не помню ни места, куда я раза три приезжал к доктору, ни суммы, которую я заплатил за лечение. Проверку по мне провели летом, а в сентябре передали документы в Московскую прокуратуру по надзору за исполнением законов на воздушном и водном транспорте. Вторую неделю мне звонит следователь Денис Белоусов из линейного отдела МВД Внуково и настаивает на встрече без повестки, настойчиво демонстрируя осведомленность о моем местоположении в момент разговора. В понедельник 22 сентября мое терпение лопнуло и я поехал посмотреть - что мне вменяют и послушать - что предлагают.
С самого начала следователь Белоусов показал мне распечатку моих железнодорожных билетов за последнюю неделю и уведомил, что "до тех пор, пока он не снимет меня с учета, ему будут приходить "такие бумажечки", где написано, куда я еду, с кем, где сижу". Он объяснил, что это делается для того, чтобы "если я захочу убежать и не прийти", можно было снять меня с поезда. Мера, как я понимаю, преждевременная, так как никакого уголовного дела пока не заведено, и ограничивать мои передвижения никаких полномочий ни у кого нет. А уголовное дело, по словам следователя, будет возбуждено аж по двум статьям: использование заведомо поддельных документов и мошенничество. И, если по первой грозит только штраф, то вторая статья, как сказал следователь, "посадочная"; "ну, условно точно впаяют", - уточнил хранитель закона. Поэтому я должен честно сказать, что купил за тыщу больничный, заплатить штраф и быть свободным.
Сразу я не стал соглашаться, сказав, что прийду с адвокатом. Следователь стал настаивать на подписи под "обязательством явки", я сказал, что не знаю - чем мне это грозит и не стал подписывать. И московского адреса, который чрезвычайно интересовал Белоусова, тоже я не дал. На что он сообщил, что при любой попытке уехать из Москвы, он приедет лично и снимет меня с поезда, чтобы привезти в отдел давать показания. Я сказл, что понял.
Понял я то, что кого-то реально задевает наше противостояние попыткам воронежской администрации и Уральской ГМК устроить никелевый рай в нетронутом природном уголке Центральной России, рядом с Хоперским заповедником; что кто-то властный решил не ограничиваться штрафами, которые пытались присудить экоактивистам, протестующим против антинародного проекта разработок меди и никеля в аграрном черноземном регионе. Что найти в деле компании, которой уже давно нет, больничный за 2009 год и заподозрить, что он поддельный - это публично показать, что претензий ко мне по делу не нашлось, а, если рассмотреть реальную причину преследования, то статьи могут получиться куда серьезнее, только не в мой адрес. Напомню, что на прошлой неделе наше движение "В Защиту Хопра" написало заявления в Следственный комитет и прокуратуру на выявление наличия состава преступления в работе комиссии Роснедр и руководителя ведомства, в связи с допуском не проходящей по условиям конкурса компании, намеренной добывать никель в Черноземье, которая в этом конкурсе и победила. Речь идет об ООО "Медногорский медно-серный комбинат", которым владеет Уральская горно-металлургическая компания. Так вот у этой компании нет мощностей по выплавке никеля - одно из основных требований конкурсной документации. А она побеждает при единогласном решении комиссии. Дальше хуже. Она получает 2 лицензии на доразведку и освоение недр в Новохоперском районе Воронежской области, и в одной из лицензий исчезает всего одна фраза "в городе Кировоград Свердловской области" - это то место, куда должно было быть вынесено металлургическое производство, так как и шахты - смерть для пойменного Хоперского заповедника и для сельского хозяйства района, а уж металлургия - это реальная угроза даже находящейся в семистах километрах Москве. Так вот в лицензии теперь написано, что до 2022 года необходимо это металлургическое предприятие построить.
А у меня поддельный больничный, оказывается, и грозит три года. Может, для начала, условно…
oficial

Россия 2012

Калужский областной суд признал экстремистским материалом картину Александра Савко "Нагорная проповедь" из цикла "Путешествие Микки Мауса по истории искусства".
Адвокат художника Дамир Гайнутдинов сказал, что теперь распространение работы Савко будет подпадать под действие статьи 20.29 КоАП РФ (производство и распространение экстремистских материалов). Для блогеров и владельцев сайтов это грозит штрафом до 3 тысяч рублей или арестом до 15 суток с конфискацией компьютера. Для юридических лиц, включая СМИ, - штраф до 100 тысяч рублей или административное приостановление деятельности до 90 суток с конфискацией компьютеров. Публикующие у себя эту картину люди могут рисковать стать обвиняемыми по уголовным делам по статьям об экстремизме (статьи 280, 282 УК РФ).


Вот это изображение нельзя распространять.