Rubahin (mnog) wrote,
Rubahin
mnog

За 14 дней путешествия по Хорватии и Монтенегро я не спросил ничего больше одного раза. Иногда и спросить не успевал. Конечно, люди, работающие с туристами, умеют мгновенно определить, что этим наивным инвесторам нужно, благо набор их желаний невелик: поспать, поесть, спортивно-оздоровительные процедуры, памятники старины :).



Сложно сказать - как это ездить на Адриатику по путевке. Унизительно-ориенталисткое советское определение "дикарем" ну совсем не подходит для благообразного путешественника, заплатившего 260 евро за чартер и имеющего на две недели, полторы тысячи евро (все равно останется) и все. Купившие путевку даже ходят по-другому. Мне пришлось ну, наверное, один раз видеть передвигающуюся гуськом группку, которую грузил плохоговорящий гид. Хотя, ничего не знаю про путевки - не имел счастия.

Еще за неделю до поездки один мой знакомый из Министерства транспорта, от которого бы я никогда не ожидал филологической лекции, сообщил мне, что самый близкий к старославянскому языку - сербско-хорватский. Потом - белорусский, украинский, русский. Ну не дай вам бог сказать по привычке в Хорватии "как это говорят по-сербски". Они, конечно, стерпят, но осадок останется. Немного новейшей истории: хорваты во главе со всей передовой общественностью в лице голубых касок воевали с проклятыми сербами-черногорцами (последние до сих пор обижаются на русских - читай - Ельцина - за неподдержку; впрочем, на смертных туристов это совсем не распространяется). Так вот язык действительно сильно похож на старорусский. Когда я жил в Белграде в восьмидесятых, не мог этого сполна оценить, хотя, конечно, удивлялся - как это моя бабушка из воронежской губернии говорит почти на сербском. Только потом понимаешь, что юг России отхватил с казачьей лихвой изрядно суржика и славянский язык исподволь, стелясь по земле и часто минуя столицы ползет от Адриатики до Черного моря и от Черного моря до Дона.

Будучи по другую сторону хорватской границы узнаешь, что наших земляков-католиков называют славянскими немцами, что цены в Хорватии в 7-10 раз выше, чем в Монтенегро, что древние штуки здесь оберегают с пиететом, за деньги младоколлонистов - европейцев и американцев. В Монтенегро говорят, что Дубровник прошлой войной был разрушен процентов на 20, а те 70, про которые пишут хорваты - приписаны ради финансирования реставрации Дубровника и заодно некоторых, собственно, хорватов. Ну хорошо, если так получается. Для сравнения снова Черногория: в башне , которая стоит у входа в которский залив (около Жаницы) живут туристы (вот где "дикари") пол изъеден кострами, стены исписаны посланиями от разных вась от 1900 года до 2005. Первый этаж занимает свалка свежего мусора. О какашках можно догадаться. Рядом разрушенные ангары , где по местным преданиям в последнюю войну американцы делали бомбы с урановыми сердечниками, и на древних фундаментах больше не строят новых домов. "Все, кто здесь жил, поумирали от рака", - говорят аборигены. Которская стена, поднимающаяся на километр на гору по всей длине подъема застроенная древними часовенками и гротами, выглядит немного лучше - она подсвечена прожекторами. Вблизи - такой же дикий вид необузданного туризма. Все дары прошлого можно найти в местных антикварных лавках, где вам предложат купить стеклянную корзинку Лалика за 20 евро, если не торговаться, а можно и портсигар из дешевого низельбера, вместо серебряного старинного - евро за 150. Как себя поведешь.
В общем - православие. Такое южноморское. Вообще, если вы снимаете жилье в Хорватии, с вас возьмут ваши 50 евро за двоих, покажут кондиционер, научат пользоваться спутниковым ресивером и исчезнут до конца вашего пребывания у них. Конечно, вечером вы сможете найти на веранде хозяев и посидеть с ними за кофе. В Монтенегро вас с самого начала познакомят со всей семьей, расскажут, кто чем занимается и кто рядом живет, напоят кофе или сводят в ресторан и заплатят за напитки. Только потом возьмут с вас 7 евро в сутки за жилье, которое, в лучшем случае будет за 5 метров от моря, в худшем - за 200. А в жилье этом даже будет душ.
Сняв комнатку с выходом прямо в которский залив, я за единственный день из помойки на глубине 4-5 метров выловил около 10 бутылок-пузырьков 100-летнего возраста. А в известном черногорском курорте Жаница на той же глубине мной был найден неразорвавшийся 120-миллиметровый снаряд. Под проклятия местных, что де "8 лет лежал - никто не находил, так и лежал бы себе" - под моим давлением все-таки был вызван полицейский, который раз нырнув быстренько позвонил саперам, и все стало хорошо.
Там же, кстати, я разочаровался в своем подводном ружье. Найдя под камнем осьминога, я его только чуть тронул, а он вжался в щель, и так на меня посмотрел, что я ни его, ни рыбу, которая просто терлась о руки, подстрелить больше не смог. Честно сказать, что и получалось попасть только в два вида рыб: местные какие-то серо-зеленые вегетарианского рисунка и бело-коричневые такие хищные окуни. В первых было можно попасть, потому что те замирали и думали, что я их не вижу – стрелять получалось почти в упор на стоящую перед тобой рыбу; вторые – которые окуни – хотели меня напугать и гордо смотрели в глаза. То что плавало было мне неподвластно. В общем, сердце разрывалось тянуть этих рыбок к берегу на трезубце. Да и костей в них было больше, чем вкуса. Хотел поменять ружье на старинную бутылку, но не успел - из Жаницы можно доплыть только случайной лодкой до Херцег-нови минут за 30, или на такси-потом-на-автобусе вдоль залива - часов 5. Вот такая лодка и подошла в предпоследний день моего пребывания на Адриатике неожиданно раньше срока.
Вообще надеяться на водный транспорт после 31 августа – такой небольшой риск. В Жаницу я приплыл на обычной моторной лодке, снятой мной за 40 евро (обратно – 3 евро), потому что был шторм и никто не хотел ехать. Я, как потом стало понятно, тоже бы не хотел – волны в три раза выше лодки, а когда она на них забирается, они вдруг кончаются, и мы метров с трех шлепаемся в воду. В ясные же дни катера ходят раз в полчаса.

***
То, что любого раздражает в любом называется по-разному: безответственность, жестокость, похуизм, пафос и все это сводится к одному - некто не ожидает, что мир будет действовать по отношению к нему так, как он к миру. Вот даже такой пример: дама кричит в магазине. Она вполне ожидает, что на нее сейчас тоже покричат - гештальт завершен. А когда меня, скажем, унижают в армии... Хорошо, можно сказать, что это пролонгированный гештальт, и я в свою очередь сделаю это с очередной партией призывников. Но, например, когда меня не пускают через границу обратно в Хорватию, а толстый полисмен ржет, пьет пиво и кричит, дескать - объебался, русс? - как тут завершить гештальт? Ну, понятно, тебе таксист говорит: смотри в пол и не выебывайся - третий раз за один день к границе не подойдешь, один возврат за сегодня в паспорте уже стоит (привет моему тревелагенту за тот ваучер). Так, снова, - как тут образ этот завершить? Проклятия само собой - буду твердо верить, что страшно человеку худа пожелать, но это работает, и будет ему нехорошо. Так. Ну нет удовлетворения. Можно в ЖЖ написать - "друзья! Хорватия говно и все там снобы - езжайте в Черногорию" - тоже мало удовольствия. В общем - безответность получается. Но, на всякий случай: друзья, Хорватия - говно, хотя там есть очень красивый город Дубровник, но стоит все втридорога, красивое море, но как-то все отполировано и для туристов. Приятно, конечно, когда люди хранят свое наследие, но неприятно, когда они хранят его от тебя.
В Черногорию езжайте - и название классное - Монтенегро, хотя залив которский стоит, окруженный горами и воняет, но стоит все копейки. И вино в Черногории лучше в сто раз и почти во столько же дешевле. И въехать легче. И люди лучше, только срут на средневековые памятники хуже наших голубей. Диалектика получается.
Можно все-таки в ценах: кто хочет проехаться по Адриатическому побережью - билет до Дубровника (спасибо Трансаэро за 500-местный Боинг 747) стоит 260 евро, если покупать его за неделю. Позже бывает дешевле – билеты горят, а не купить билет в этот самолет нельзя - не бывает полного 747 - не верьте агентам - они и так хорошо живут. Так вот - в Тиват (Черногория) такого самолета не летает, поэтому билет стоит под 400.
Вот, а теперь самое интересное. Поскандалили мы на границе. Вызвали они своего шефа (ждали мы его часа два с черногорским таксистом - счетчтик в конце - 70 евро) он приехал и жестами показал, отчаянно смеясь: «что вы доебываетесь до туриста». Надо было видеть, с какими лицами меня пускали в Хорватию (я же их по матери все эти 2 часа раскладывал, а они были уверены, что пиздец руссо туристо - у затвор - (в тюрьму значит), - так и водитель мой подумал, когда каталажка с полицейским шефом подъехала - решил, сейчас нас заберут - сквозь зубы мне цедит на сербском - отрицай все - ты ничего не понимаешь. Так вот. Но уже понятно, что в Хорватию пустили нас. И вот оно самое интересное - на следующий день сажусь в этот Боинг. Сижу. И тут уже минуты за две до руления подъезжает еще один автобус с русскими. Ну, думаю, опоздали. Нет - вернули. Одна компания (не надо имен) сделала им ваучеры (а в черном списке на не въезд в Хорватию есть уже копия левого моего), а их взяли и не пустили. Оп. Девять человек теперь летят со мной в Москву, чтобы на следующий день вылететь в Тиват - в родную Черногорию. Вот вам и братья-Хорваты. Остается надеяться, что кампания по ловле руссо туристо в Хорватии разовая, и рассчитана на улучшение ваучеров, которые продают нынче в наших магазинах.

P.S.
Чем так плох русский человек, вылетающий из страны, где он имел счастие быть?
Он совершенно открыт, бегом бежит в дьюти фри - обычно всей семьей; и внутри этой ячейки общества кипит какой-то воск - каждый пытается утащить кошелек в сторону своих полок: дамы - к духам, мужчины к джину-виски (вино не будем покупать - ну что нам с него?), дети бы тоже к напиткам, но, увы - тащатся, за семьей, безучастно разглядывая полки. Все друг с другом знакомятся, едва услышав свой язык. Жалуются новым знакомым на давление, плохие сигареты, бросаются на посадку, толкаясь и переезжая мои смоквы сумками на колесиках. Другие просто скажут: куда в самолет за час? - он не отапливается - я так сидел в Краснодаре, потел. "Валюшка, а что ты взяла?" "Коко шанель". Серьезно говорят: вот наш Боинг - а - 747 - ну хорошо.
500 возникших из ниоткуда русских - это, знаете, травма.
Вот еще мне нравится - у стюардессы: простите, а газетки лишней не найдется? То есть подразумевается, что кто-то всевластный газетки эти загреб, но иногда он может случайно забыть парочку - вот это и будут лишние. И кому-то может повезти ими разжиться. Так, наверное.

Tags: adriatic
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments